Глава 9. Первые дни в Хогвартсе.

Ситуация становиться необратимой, когда уже нельзя сказать: «Давай все забудем!» /Правило Фергюсона./

* * *
- Гарри, быстрее, мы опаздываем!! – голос крестного распространялся по всему холлу.
- Быстрее-быстрее… Нет, чтоб помочь мне с багажом, - Гарри спускался по лестнице со своего этажа, таща за собой чемодан в одной руке и клетку совы в другой. Это удавалось ему не очень хорошо – стук от чемодана раздавался по всему дому, казалось, вот-вот и он не выдержит и грохнется. Хотя до сих пор все обходилось.
- Ну, наконец-то. Что так долго? Все уже заждались! – Сириус строго смотрел на крестника.
- Ничего не мог поделать. Твое зеркало давало мне последние указания. Не пускало, пока не дослушаю!
- Ладно, давай, машина тебя уже ждет у порога.
Они вышли на площадь Гриммо. Там уже стоял старенький английский автомобиль, совсем не похожий на министерские. Его действительно уже ждали:
- Здравствуйте, мистер Люпин, миссис Фигг и мистер Дингл, - вежливо, как учило зеркало, поздоровался юноша.
- Здравствуй, Гарри, - Ремус тепло улыбнулся мальчику.
- Гарри, давно не виделись, - миссис Фигг приветливо кивнула мальчику.
- Мистер Поттер, - чуть склонился в поклоне Дедалус Дингл. – Что ж, поедем?

* * *
Езда заняла у нас не более получаса. Спрашивается: зачем же было так торопиться?
Гарри не замедлил повторить этот вопрос в слух.
- Очень просто, Гарри. Чем раньше мы приедем, тем меньше народу там будет, тем проще следить за тобой. А в поезде за тобой будет следить Арабелла, - голос Люпина звучал как всегда мягко.
- Что? Миссис Фигг, вы поедете со мной?
- Ну, не совсем с тобой, Гарри. Тебе известно, что я бывший аврор? Дамблдор пригласил меня преподавать…
- ЗОТС, - заключил юноша.
- Нет, не ЗОТС, - женщина хитро улыбнулась, - Лечебную Магию. Дамблдор считает, что в связи со сложившимися обстоятельствами, школьникам просто необходимо знать хотя бы элементарную Лечебную Магию. А я воевала в Первой Войне и, поверь мне, знаю, что именно нужно знать, чтобы помочь человеку в критической ситуации. Если можно помочь…
Разговор на этом прервался. Каждый думал о тех жертвах, на которые возможно пойти ради победы над Вольдемортом.
Но вот они уже на вокзале.
- Гарри, будь аккуратен.
- А почему нельзя было переместиться с помощью портключа?
- Сейчас там поставлены барьеры против аппарирования и перемещений через портключ. Да и авроров на платформе понаставили на каждом шагу.
Группа из четырех человек подошла к барьеру. Оглядываясь, они по одному проходили на платформу 9 и ¾
Хогвартс-экспресс, как всегда, стоял, пуская черный дым и пыхтя, но людей еще было мало.
- Так, Гарри, сейчас мы сядем в поезд. Мало ли что может случиться в толпе, - миссис Фигг цепким взглядом осмотрела платформу. – Пойдем.
- Одну минутку, миссис Фигг, - Гарри повернулся к Ремусу. – Я буду писать. До свиданья, профессор Люпин, – мальчик хитро улыбнулся.
- Удачи, Гарри. Расскажешь о своих успехах, - Ремус Люпин ответил не менее лукавым взглядом.
- До свиданья, мистер Дингл! – Гарри проводил взглядом уходящих людей.
- Гарри!
- Да, миссис Фигг, я уже иду.
Следующие полчаса Гарри наблюдал за перроном. Ученики с родителями суетились. Мамы и папы делали своим чадам последние наставления и давали ценные указания. Студенты приветствовали друг друга после двух месяцев летних каникул, шутили и смеялись, словно и не было в мире Вольдеморта и ужасов войны. Гарри долго всматривался в лица людей, находящихся на платформе. Через некоторое время он понял, что ищет в толпе Рона и Гермиону, но их не было видно. «И что я их высматриваю? Они все равно не захотят со мной разговаривать. Вон, даже на суд не приехали. И на письма не ответили. И на день рождения не пришли. Ну, не хотят и не надо. Еще посмотрим: кто побежит мириться. Неужели они действительно могли подумать, что я – убийца? После почти четырех лет дружбы? Предатели. Гриффиндорцы…» С такими мыслями Мальчик-Который-Выжил возвращался в школу. Теперь он ясно понял, что ему придется тесно общаться с однокурсниками, многие из которых, наверное, подозревают его в совершении преступления. Так же, как бывшие друзья. «Надо постараться не обращать на это внимания, быть выше. Они же просто глупые, неразумные дети, что с них взять?» - так раз за разом Гарри продолжал уговаривать и успокаивать сам себя. Счастье, что миссис Фигг так же, как и он, предпочитала молчание. Это радовало. В очередной раз смотреть альбом с кошками – что может быть хуже? От таких невеселых мыслей Гарри отвлек шум открывающейся двери.
- Гарри, вот ты где. Я тебя по всему поезду ищу. И как умудрился мимо меня пройти. Я вроде бы, как приехала, все время за барьером следила. – Перед Гарри возникла хрупкая фигура Джинни Уизли: рыжие волосы и голубые глаза. Казалось, в купе ворвался легкий летний ветерок.
- Здравствуй, Джинни! Рад тебя видеть, - Гарри встал поприветствовать девушку.
Джинни на минуту замолчала и окинула юношу взглядом.
- Ой, Гарри, какой ты стал. Приоделся. А тебе не кажется, что строгий синий костюм для студента – это чересчур? Конечно, производит впечатление, но… Похоже тебя надо было назначить старостой, а не Рона.
- Рон – староста? – Гарри от удивления опустился на свое место. Джинни присела рядом.
- Да. У нас Рон и Гермиона. У Слизерина Малфой и Блейз Забини, у Пуффендуя Эрни МакМиллан и Ханна Аббот, у Когтеврана Терри Бут и Падма Патил. Мне Гермиона рассказала, когда вернулась с собрания старост…
- Кхм… - миссис Фигг прервала поток слов девушки и недовольно посмотрела на нее. Джинни растерянно взглянула на женщину, похоже она ее только что заметила.
- Мм, Джинни это профессор Фигг. Преподаватель Лечебной Магии. Миссис Фигг это Джинни Уизли, она на курс младше меня.
- Здравствуйте, профессор.
Арабелла Фигг просто кивнула девушке.
- Гарри, у нас начнется Лечебная Магия? Зачем? – Джинни постаралась произнести это как можно тише.
- Затем, юная леди, что сейчас идет война. И любой мало-мальски знающий Лечебную Магию человек может помочь хотя бы сам себе, а в лучшем случае еще и окружающим. Сейчас это очень важно, поверьте мне.
- Извините, профессор. – Джинни сконфуженно потупила взгляд.
Еще некоторое время в купе стояло молчание. Потом профессор Фигг сказала, что выйдет ненадолго – поговорить с машинистом.
- Джинни, а это не шутка: Рон - староста?
- Какие шутки, Гарри. Я тебе точно говорю. Близнецы все лето над ним пошучивали. Мама их постоянно успокаивала. Ведь им исполнилось по семнадцать лет – теперь они могут колдовать вне школы. Оба летом прошли тест на аппарацию.
Они снова замолчали. Гарри все не мог решиться задать тот единственный вопрос, который его волновал.
- Э-э, Джинни, а они мм…
- Гарри, они чем-то на тебя очень обижены. Гермиона летом жила у нас – Дамблдор сказал, что так будет лучше. Так вот, они закрывали любые разговоры на эту тему. Ничего не объясняют. Даже мама пробовала с ними поговорить, но… А когда ты прислал приглашения на день рождения… в общем, они сказали, что не поедут. Мама тогда на них накричала, но это не помогло…
- Ясно. Летом я посылал им письма с извинениями, они мне такого в ответ написали, что даже говорить об этом не хочется.
Дверь отворилась. Ну, конечно, кто же еще мог «навестить» купе, в котором ехал Гарри. Юношу чуть было не перекосило от ухмыляющейся смазливой физиономии Драко. Его, как всегда, сопровождали верные телохранители – Крэбб и Гойл.
- Малыш Потти! Что это ты один без своих так называемых друзей – грянокровки и нищеброда? Ах, они же тобой попользовались и выкинули, предали. Ха, а я тебе еще на первом курсе говорил Поттер – не якшайся с кем попало. А ты? Не послушал меня мудрого…
- Да пошел ты, Малфой, куда подальше…
- Джинни, не надо. Он не стоит нашего внимания. А разговаривая с ним ты только опускаешь себя до его уровня, - Гарри вспомнил один из уроков зеркала – «всегда держи себя с достоинством, не пылай от ненависти и желания отомстить». - Поверь моему опыту – ведь его уровень «ниже плинтуса».
Малфой покраснел и нарушил правило зеркала.
- Что Поттер – думаешь самый умный? На самом деле ты такой же дурак, как и твои родители и убийца крестный.
Гарри старался выглядеть спокойным, хотя внутри у него все пылало от ярости.
- Джинни, как ты думаешь: кто будет новым преподавателем по ЗОТС? - Гарри старался выглядеть спокойным, хотя внутри у него всё полыхало от ярости.
- Не знаю, Гарри. Хорошо бы кто-нибудь действительно знающий этот предмет. Для тебя в этом году это действительно важно – сдача СОВ. Кстати, ты уже выбрал профессию, которой хотел бы обучаться? - приняла его игру девушка.
- Поттер, думаешь, что, если будешь меня игнорировать, то…
В купе вошла миссис Фигг. Малфой оглянулся.
- Здравствуйте, профессор …
- Профессор Фигг, мистер Малфой, если я не ошибаюсь?
- Да, э-э-э… я уже ухожу.
Арабелла Фигг посторонилась, чтобы дать возможность выйти троим слизеринцам.
- Что они здесь делали?
- Хотели пообщаться, но мы не поддержали их благородного начинания, - Гарри весело посмотрел на Джинни и подмигнул ей.
- Гарри, а все-таки: на кого думаешь учиться после Хогвартса?
- Если честно я не знаю. Ре.. Профессор Люпин рассказывал мне, что будущую профессию выбирают исходя из способностей. А так… Можно, конечно, пойти на аврора, но после летних событий мне перестала нравиться эта профессия. Да, и если посмотреть на профессора Грюма, то… В общем желание отпадает в мгновение ока. А других идей у меня пока не было. Хотя мне говорили, что мама была хороша в целительстве, может и я смогу.
- А квиддичем профессионально ты заниматься не хочешь?
- Нет. Сейчас не то время, когда можно себе позволить такую роскошь.
- Да. Ты прав.
- Не беспокойтесь, мистер Поттер, - Гарри повернулся к миссис Фигг, которая решила вмешаться в разговор. – В этом году ваш декан постарается помочь каждому из своих студентов определиться с выбором.





* * *
- Гарри, пошли. Та карета свободна. – Джинни звала юношу за собой.
- Ой, Гарри, привет, - неуклюжий Невилл случайно толкнул девушку. – Извини, Джинни.
- Ничего, Невилл, - юная Уизли с сочувствием посмотрела на своего бывшего партнера на балу.
- Давайте, сядем, наконец, - предложение Гарри было немедленно исполнено.
- Извините, но можно к вам? Другие кареты уже заняты, - трое Гриффиндорцев посмотрели на обладательницу звонкого голоса. Это оказалась девушка из Слизерина – Блэйз Забини – староста пятого курса.
- Да, конечно, - Гарри учтиво подал девушке руку, та приняла помощь.
- Спасибо.
- Не за что, Блэйз.
Гарри никогда так близко не общался с кем-либо из Слизеринцев. Ему всегда казалось, что все представители этого факультета непременно должны быть неприятными людьми. Но Блэйз оказалась приятной в общении девушкой. В ней не было малфоевской высокомерности и презрительности. Непринужденность, с которой девушка относилась к жизни, вызвала живейший интерес Гарри. Кто знал, что слизеринцы тоже могут быть нормальными людьми? Как оказалось, Блэйз встречается с Бутом Терри из Когтеврана и спокойно относиться ко всем факультетам. А эта вражда кажется ей просто глупостью. Странно, но она напомнила Гарри Гермиону – та же серьезность. Но было и что-то отличающее – возможно способность проще ко всему относиться.
Все полчаса езды до Хогвартса Гарри разговаривал со слизеринкой. Он даже не заметил, как Джинни бросала на него недовольные взгляды.

* * *
Четверо учеников вышли из кареты. Огни Хогвартса приветливо встречали всех приезжих на новый учебный год в школе.
- Хогвартс как всегда красив в своем великолепии, - произнесла Блэйз. – Пойдемте?
- Да, конечно, – все четверо направились к главному входу Хогвартса – большим кованым железом дверям.
- Джинни, к тебе мама положила мои чернила – завтра с утра вынеси мне их, - голос Рона заставил Гарри обернуться.
Рон замер на месте, узнавание медленно проступало на его лице. Затем…
- Джинни!! – этот голос Гарри не мог не узнать – Рон Уизли – его БЫВШИЙ лучший друг в Хогвартсе. – Джинни, что ты делаешь с этим…
Гарри посмотрел Рону в глаза – в них были только презрение и ненависть. Где же тот мальчишка, который приглашал его к себе в гости на лето? Который играл с ним в шахматы по вечерам? Который прошел с ним вместе через столько испытаний? Его не было – был только этот разъяренный высокий рыжеволосый парень.
- Как ты можешь общаться с этим… с этим предателем? Я тебе запрещаю!!
Волосы Джинни, казалось, от гнева стали похожи на горящее пламя.
- Может быть ты и староста, Рон, но указывать мне - с кем можно общаться, а с кем нельзя - ты не имеешь никакого права! - голос младшей Уизли дрожал от ярости, видимо, брат уже действительно достал ее своими «указаниями».
- Я старше… - начал было Рон.
- Но год. Всего лишь на год. Если ты думаешь, что этого достаточно – то ты сильно ошибаешься. А слушаться тебя, человека, который бросил лучшего друга, когда ему больше всего нужна была твоя помощь, я не собираюсь. Пойдемте, - Джинни развернулась от потрясенного лица брата и пошла по коридору Хогвартса. Она даже не обратила внимания на тех, кто слушал эту ссору, а таких людей было предостаточно. И среди них была вторая староста Гриффиндора, которая хладнокровно оценивала ситуацию. Она же остановила Рона Уизли от дальнейших «военных» действий.
«Все. Завтра весь Хогвартс будет знать, что я с Роном и Гермионой в ссоре. Ужасно», - Гарри представил, как Малфой будет издеваться над ним, с каким сочувствием будут смотреть на него однокурсники. Весь путь до Большого зала Гарри прошел молча, а Невилл, шедший рядом, не пытался даже завести разговор. Видимо, он понимал, что Гарри не настроен сейчас на светскую беседу. Войдя в зал мальчики прошли к своим обычным местам за гриффиндорским столом. Потихоньку все студенты старше первого курса расселись по своим местам. Первокурсники пока не появлялись. Внезапно дверь Большого зала открылась, и вошли юные волшебники во главе с профессором МакГонагалл.
Гарри с удивлением смотрел на них – какие же они маленькие, испуганно смотрящие по сторонам. Неужели и мы когда-то были такими же?
- Конечно. Это ведь очень страшно – попасть куда-то в первый раз. Тем более в Школу Чародейства и Волшебства Хогвартс, - Невилл спокойно, как всегда, ответил на вопрос. Гарри даже не заметил, что задал его вслух. – Хотя, опять же, это еще и очень интересно: прокатиться по озеру с гигантским кальмаром, увидеть Хогвартс во всем его великолепии, поговорить с призраками, посмотреть на двигающиеся картины. Нам это уже приелось, а для них весь этот мир необычен и увлекателен.
Гарри никогда не подозревал, что Невилл может быть таким интересным собеседником, который к тому же умеет четко выражать свои чувства и мысли. Ни Рон, ни Гермиона так не умели: первый был грубоват в отношении к любому человеку, он мог с легкостью обидеть человека и даже не заметить этого, принять это как должное. Гермиона же… Она любила относиться ко всему сухо, без эмоций. Свои чувства она частенько скрывала. Конечно, иногда она не могла их сдерживать и выплескивала наружу, но в большинстве случаев оставалась «сухой, как книги, к которым она была привязана навсегда», - так вроде бы два года назад сказала профессор Трелони. Тогда Гарри воспринял эту фразу в штыки, но сейчас он понимал, что профессор была, хотя бы частично, но права.
Увлекшись своими мыслями, Гарри пропустил начало песни Распределяющей Шляпы.

….а в Пуффендуе
Быть может, ждут вас друзья,
И преданны они – точно знаю я.

А в Слизерине живут хитрецы,
Сердца их смекалки и страсти полны,
Любые пути к цели примут они,
И без стесненья ими пройдут.

Первокурсник, подходи!
В надежные руки попал ты,
Хоть я и безрука, но это не беда,
Распределить всегда смогу тебя!

Зал захлопал новой песне Распределяющей Шляпы. Близнецы Уизли даже что прокричали в ответ, но разобрать их слова в наступившем шуме было не возможно. Профессор МакГонагалл развернула список первокурсников, прибывших на новый учебный год.
- Аслид, Отан.
Маленький русоволосый мальчик подошел к Шляпе и брезгливо посмотрел на нее, только после этого сел на табуретку. Профессор МакГонагалл надела Шляпу на голову Отана…
- ГРИФФИНДОР! – прокричала Шляпа.
Отан встал с табуретки и также медленно подошел к столу Гриффиндора.
- Привет, - сказал Гарри, когда мальчик сел справа от него.
Мальчик оценивающе посмотрел на Гарри, после чего ответил:
- Привет. Я – Отан Аслид.
- Гарри, - кивнул Мальчик-Который-Выжил. Он не любил полностью произносить свое имя – обычно за этим следовали удивленные восклицания.
- Просто Гарри? – мальчик вскинул бровь.
- Просто-просто, он по-другому не любит. Вон даже внешность изменил, - за Гарри ответил кто-то из близнецов, после чего они рассмеялись. Отан недоуменно посмотрел на них. А Гарри перевел взгляд на шедшую к Шляпе девочку. Было видно, что она очень напугана.
- Слизерин, - сказала Шляпа, после долго раздумья. Голубые глаза девочки наполнились слезами. Это было видно даже издалека.
- Просто Гарри, - юноша посмотрел на обращающегося к нему Отана – тот явно издевался. – Так вы не собираетесь сказать мне свою фамилию. Конечно, Гарри – прекрасное имя, - мальчишка скривился в усмешке, которая напомнила Гарри Малфоя. - Но я знаю только одного Гарри – Поттера.
- Можешь считать, что я за него, - Гарри ухмыльнулся в ответ – мальчишка определенно ему не нравился. Его язвительность была какой-то злой, нехорошей. Если зеркало Блэков язвило «от души» и по своей природе, то этот Отан – чтобы побольнее задеть. «Ничего. Пообломают тебе еще крылышки. Доразговариваешься. Не все такие терпеливые, как я. У меня было целое лето тренировок с зеркалом. Хм».
- Что? Слушай, не хочешь говорить фамилию – так и скажи, – Аслид явно не отличался терпением.
Гарри вновь отвернулся от мальчишки и посмотрел на стол преподавателей. Он медленно провел взглядом по всем и… «Что? Не может быть! Мистер Джордан – аврор, который охранял меня в больнице. Что он здесь делает? Неужели новый преподаватель по ЗОТИ?»
- Невилл, - обратился Гарри к однокурснику. - Вон тот человек, как ты думаешь, он новый преподаватель по ЗОТС?
- Скорее всего, - ответил Невилл.
- Нет не скорее, а точно, - ответил Фред, а может быть и Джордж. - Он отец Ли.
- Что? – Гарри с удивлением посмотрел на Ли. - Правда?
- Ага. Представляешь, он до последнего скрывал это от меня. Сам буквально несколько дней назад узнал! Скажи, ну, что хорошего, когда твой отец может тебя постоянно контролировать. Он же мне сейчас совсем житья не даст. И учителя пойдут к нему жаловаться. Отвратительно! – лицо Ли выражало сильнейшее возмущение.
И Гарри его понимал. Он сам дано привык жить самостоятельно. Без родителей и без нравоучений. Дурслей он никогда всерьез не воспринимал, да и что от них можно было услышать? Что он бездельник и дармоед? Что надо сейчас же помыть машину или работать в саду? Да, такое общение не самое приятное, но Дурсли никогда нее поощряли его ни в учебе, ни в чем-либо другом. А нарушение школьных правил всегда было только его сугубо личной проблемой: сам натворил – сам и разбирайся. Гарри всегда сам принимал за себя все решения, и, если бы сейчас кто-то стал навязывать ему свою «внутреннюю политику», то Гарри наверняка попытался бы это игнорировать. Правда в положении Ли это сделать было довольно сложно.
Гарри снова посмотрел на стол преподавателей. Мистер Джордан разговаривал с профессором МакГонагалл, последняя заметно хмурилась. Видимо разговор ей не нравился.
- Так ты собираешься отвечать или нет? – Гарри поморщился – снова этот мальчишка.
- По-моему, я уже ответил.
- Так ты – Гарри Поттер? Не смеши меня! Я видел его фотографии – ты ни капельки на него не похож.
- Слушай, ты что ко мне привязался? Что тебе даст моя фамилия? – Гарри старался не обращать внимания на сидящих напротив близнецов, которые весело смотрели на их перепалку.
- А что сложно ответить?
- Нет.
- Ну и…
- Гарри Джеймс Поттер.
Юноша откинул часть волос с лица, чтобы был виден его шрам. Отан застыл на месте. Гарри перевел взгляд на очередную ученицу, которая шла распределяться – Памелла Стюарт. Шляпа вынесла свой приговор буквально сразу:
- Когтевран!
Девочка гордо прошла к своему столу. Было видно, что она очень довольна выбором Шляпы.
Потихоньку распределение подходило к концу, учеников становилось все меньше и меньше. И вот, последний мальчик идет узнавать факультет, на котором ему предстоит учиться семь лет. Шляпа опускается ему на голову, скрывая глаза, секунды медленно тянуться…
- Пуффендуй!
Зал рукоплескал последнему распределенному первокурснику до тех пор, пока со своего места не поднялся директор Дамблдор.
- Дорогие ученики Школы Чародейства и Волшебства «Хогвартс», поздравляю вас с началом нового учебного года. Надеюсь, что школа сможет стать для вас домом, в котором будет приятно жить каждому из вас. К сожалению, сейчас для волшебного мира настали тяжелые времена – восстал один из самых сильных Темных Магов. Сложная борьба предстоит нам. Противостоять Вольдеморту будет сложно, но мы будем отдавать все силы, чтобы сохранить свою свободу. Это первое, что заберет у нас Темный Лорд, если прейдет к власти. Впрочем, это будет еще не скоро, а сейчас от вас требуется дисциплина. Напоминаю, что ученикам строго запрещено заходить в Запретный лес, находящийся на территории Школы. Творить заклинания на переменах также не следует. По просьбе нашего завхоза – мистера Филча – сообщаю вам, что полный список запрещенных предметов и дел вы можете прочитать на его кабинете. Ходить в Хогсмид разрешено только ученикам третьего курса и старше при наличии разрешения родителей. Впрочем, если ситуация в стране ухудшится, то эта привилегия будет отменена. Теперь о квиддиче. Любой, кто хочет играть за свою команду, может подать заявки капитанам команд. Первокурсникам играть запрещено. Теперь об изменении в профессорско-преподавательском составе. Представляю вам нового учителя по Защите от Темных искусств – профессор Роберт Джордан. – Мистер Джордан встал. Зал рукоплескал новому учителю. – Так же объявляю вам, что в этом году вводится новый предмет: Лечебная Магия. Ее будет вести профессор Арабелла Дорин Фигг. – Вторая волна аплодисментов прошлась по залу. - А сейчас начнем наш банкет! Всем спасибо!
За столами прошелся шумок, когда пустые тарелки на столах заполнились едой. Для старшекурсников это было привычно, но для первокурсников все было в новинку. И такой эффектный способ подачи еды естественно привлекал внимание.
- Гарри, как ты думаешь, зачем нам ввели этот новый предмет? – Невилл задал вопрос и посмотрел на Арабеллу Фигг.
-Я думаю, что Дамблдор ввел этот предмет, потому что сейчас идет война. И важен любой мало-мальски знающий Лечебную Магию человек.
- Я тоже так подумал. Кроме того, мне это очень поможет с моей будущей профессией, если, конечно, я смогу набрать нужные СОВ.
- А ты уже выбрал себе профессию? Какую?
Невилл неожиданно смутился и пошел красными пятнами.
- Ну, я не совсем уверен, но я хотел бы стать м-м, в общем, целителем.
- Что? Да ты просто молодец, Невилл. Только тебе нужны высшие СОВ по Зельям, а ты у Снейпа - объект для нападок номер два после меня.
- И я так думаю, что Зелья мне ни за что не сдать, но бабушка говорит, что я, если захочу, то сдам. Мне бы ее уверенность. Я же, как только войду в кабинет Зелий, меня в ступор бросает, не могу двух слов нормально связать. А профессор Снейп своим взглядом еще хуже делает. Дома у меня хорошие зелья получаются, а здесь… лучше не говорить.
- Да, взгляд у Снейпа действительно особенный, до основания пробирает. У меня складывается такое ощущение, что он и мысли читать может.
- Вполне возможно. Он ведь сильный волшебник, может, и знаком с легилименцией, - Невилл перевел испуганный взгляд на профессорский стол.
- А ты знаешь про легилименцию? - Гарри был очень удивлен. Насколько он понял, эта наука не имела широкого применения, так как была очень сложна в использовании и изучении. Хотя Невилл – чистокровный волшебник, почему бы ему не знать об этом от родственников.
- Да, знаю. Моя бабушка – легилиментор, – Невилл окинул стол настолько грустным взглядом, что Гарри не знал смеяться ему или посочувствовать однокурснику.
Банкет медленно подходил к концу. Разговоры за столами шли полным ходом. Гарри посмотрел на Гермиону и Рона. Первая, исполняя свои обязанности старосты, давала советы первокурсникам. Второй болтал с Симусом. «Нашел мне замену? Ну-ну».
Дамблдор поднялся:
- Ну вот, когда мы все наелись, можно идти на отдых. Всем спать, марш!
Из-за столов стали подниматься ученики. Старосты призывали первокурсников:
- Первокурсники! Первокурсники! Следуйте за нами.
Гарри услышал голос Гермионы:
- Рональд Уизли! Вы собираетесь исполнять свои обязанности?
- Ладно тебе, Гермиона, – Рон скривился. - Все за мной. Я покажу вам ход к башне Гриффиндора.
Толпа первокурсников пошла за старостами, которые продолжали объяснять, как нужно идти к гостиным.
Гарри уже решил пройти тайным ходом к башне - тот позволял прийти туда в два раза быстрее, но тут его позвал Невилл:
- Гарри, ты идешь? Я узнал пароль у Рона.
- Хорошо, Невилл, - слова были сказаны с раздражением, но Невилл похоже не заметил этого.
Они пошли по коридору. «А почему бы мне ни провести Невилла этим ходом?»
- Невилл, пойдем сюда, - позвал Гарри.
- Ты куда? Гостиная в другой стороне.
- Пошли-пошли, – Гарри прошел в тупиковый проход, где висел портрет какого-то волшебника, который то ли выиграл войну с гоблинами в восемнадцатом веке, то ли провел жестокую революцию. История магии для Гарри в большинстве случаев была темным омутом, в котором ничего нельзя было нормально разглядеть.
Юноша нажал на известный завиток на раме, и портрет отодвинулся в сторону.
- Пошли – это короткий путь до гостиной.
- Гарри, а откуда ты о нем знаешь? – спросил Невилл, следуя за мальчиком.
- Да так
,узнал случайно, - не говорить же Невиллу о Карте. «Черт! Ну, как же я мог так глупо ее потерять? Теперь же не найду никогда. Как можно было так глупо отдать ее Упивающемуся Смертью? Дурак!» Гарри продолжал корить себя до самого входа в Башню Гриффиндора. Здесь их встретила Полная Леди: других учеников еще не было видно.
- Пароль, молодые люди.
- Целительное Зелье, - произнес Невилл.
- Прошу, молодые люди.
Портрет отъехал в сторону, и они прошли в родную гостиную.
- В первый раз смог запомнить пароль, - Невилл явно гордился этим.
- Поздравляю, пойдем в спальню?
- Да.
Они поднялись по винтовой лестнице к спальням. На двери была табличка – «5 курс». Когда они вошли в комнату, там уже стояли их вещи. Мальчики прошли к своим кроватям и стали раскладывать багаж по местам. Гарри достал из чемодана пижаму – «Прибить это зеркало – черная», ванные принадлежности и… Его взгляд упал на книгу Салазара Слизерина. «Надо, заколдовать ее заклятьем невидимости. Будет не очень хорошо, если ее найдут у меня. Да и дневник отца тоже бы не мешало». Он посмотрел на Невилла – тот тоже был занят распаковкой вещей. Гарри достал палочку.
- Иллюзионс, - тихо произнес Гарри. Книга внешне превратилась в учебник по Зельям за 4 курс. Та же операции превратила Дневник в библиотечную книгу «История Хогвартса». Вряд ли кто-то обратит на них внимание. На всякий случай Гарри еще раз окинул комнату взглядом и заметил, что кроватей в комнате только четыре.
- Невилл, а почему только четыре кровати?
- Ты что, Гарри? Рон же староста, а им полагаются отдельные спальни.
«Так мне не придется видеть Рона в спальне? Прекрасно, не хотелось бы каждое утро встречать его презрительный взгляд. Хоть что-то радостное».
Вскоре пришли Симус с Дином. Оба весело смеялись чему-то.
- Привет, Гарри, Невилл. Как прошли каникулы? – Дин поздоровался, как только смог прекратить смех. Впрочем, это ему не очень удалось, потому что, после сказанных слов, он снова прыснул.
- Нормально, - ответил Гарри, и мысленно добавил: «вторая половина. Суд и больницу, так сложно назвать».
- Понятно. А ты, Невилл?
- Я все лето учил зелья. Бабушка решила нанять мне педагога для дополнительных занятий, чтобы я на СОВ не опозорился перед всей школой. Ведь, чтобы учиться зельям дальше, нужно получить, как минимум, Выше Ожидаемого за экзамен. На Превосходно я уже и не надеюсь, – Невилл покраснел.
- Все лето заниматься Зельями! Ну, твоя бабушка и монстр. Это же так жестоко.
Пообщавшись еще около пятнадцати минут, ребята легли спать.

* * *
Утро для Гарри не задалось с самого начала. Во-первых, в спальне их разбудил Пивз, который решил, что первый учебный день у них должен начаться пораньше. Во-вторых, в гостиной Гарри запнулся о чью-то кошку и теперь немного прихрамывал. В-третьих, он увидел свое расписание.
- ЗОТИ, Зелья и прорицания. Причем первые два со слизеринцами. За что ЭТО в первый же день? Жестокие люди.
- Ну, и что? Перетерпим. Зато завтра день очень даже ничего: трансфигурация, Уход и эта новая Лечебная Магия. Ладно, пойдемте на ЗОТИ, кто знает как этот Джордан относится к опозданиям?
- Точно.
Они прошли по коридору пятого этажа и остановились около кабинета. Здесь уже был почти весь пятый курс Гриффиндора и Слизерина, кроме старост обоих факультетов.
- А где старосты? – спросил Дин у Парвати.
- У них какое-то собрание. Ничего, скоро придут.
- Понятно. Как вы думаете, каким будет новый преподаватель?
- Говорят он бывший аврор, так что, наверное, строгим, как Грю… - Симус осекся на полуслове. После событий июня все знали, что вместо Грюма на месте преподавателя ЗОТИ был Упивающийся Смертью.
Послышались шаги и из-за поворота показались старосты. Одновременно с их появлением прозвенел звонок, и дверь кабинета открылась. Пятикурсники вошли внутрь. Определенно это был один из самых необычных кабинетов ЗОТИ. Парты стояли сверху вниз по убыванию высоты их подставок, так что верхние парты были почти под потолком. Стол учителя находился в углу кабинета. Основное место перед окном занимал большой низкий подиум, на который с двух сторон вели лестницы. Гарри уже однажды приходилось видеть что-то подобное, когда Локонс «преподавал» дуэли.
Ученики рассаживались. Гарри было повернулся, чтобы сесть на свое обычное место, но увидев неприязненные взгляды бывших друзей, он решил сесть за другую парту. Но, как всегда, незанятыми оставались лишь первые парты. Гарри обреченно вздохнул и стал спускаться к первой парте. Пока он раскладывал свои вещи, в класс вошел профессор Джордан.
- Успокаиваемся. Здравствуйте. Начнем урок. Тема на доске. Спишите, – новый преподаватель по ЗОТИ говорил тихо, медленно, какими-то обрывочными фразами.
Гарри перевел взгляд на доску: «Защитные заклинания и чары». Он быстро переписал тему на пергамент и посмотрел на учителя. Тот медленно обводил взглядом кабинет, пока его взгляд не остановился на Гарри. Ненависть в глазах отца Ли поразила мальчика. Чем же она была вызвана? Гарри ответа не знал.
- Как вы уже поняли, предметом наших разговоров в этом семестре будут Защитные Заклинания. Мистер Поттер, что вы можете об этом сказать? – Профессор смотрел в окно, словно и не ждал ответа от мальчика.
- Ээ. Защитные заклинания бывают двух видов: от физического и от психологического насилия. В первом случае используются всяческие щиты, начиная с Протего и заканчивая Щитом Силы, который может не только защищать от заклятий, но и использовать для этого силу нападающего. Во втором случае, нападающий волшебник может использовать различные заклятья для подчинения, например, Империо, или проникать в мысли с помощью легименции, или вред может нанести не волшебник, а, например, дементор. Против Империо можно бороться силой воли, а для защиты от проникновения в мысли можно либо ставить блоки с помощью другой науки – окклюменции, либо использовать специальные обереги. Против дементоров используют сильнейшее светлое заклинание - Патронус, - Гарри замолчал, показывая, что ответил на поставленный вопрос.
Профессор Джордан с удивлением посмотрел на мальчика. Видимо, чего-чего, а такого ответа он не ожидал.
- Что ж, мы получили от мистера Поттера исчерпывающий ответ. Действительно, существует множество заклинаний, которые могут навредить волшебнику. Но мы будет изучать Защитные заклинания от «физического насилия», как выразился мистер Поттер. Второй случай мы даже не будем пытаться освоить, потому что это Высшая Магия, которая неподвластна многим взрослым волшебникам, не говоря уже об учениках Хогвартса.
Профессор осмотрел класс.
- Да, мисс…
- Грейнжер, сэр. В прошлом года нас обучали сопротивляться Империо, почему мы не можем продолжить это и сейчас?
- Применение Запрещенных заклинаний недопустимо к несовершеннолетним.
Бывший аврор замолчал. Похоже, что это весь ответ на вопрос.
– Продолжим урок. Сегодня мы будем повторять заклинание Щита - Протего, а на следующем уроке перейдем к новому материалу. Раз уж мы начали с вас, мистер Поттер, то выйдите, и покажите классу этот вид защиты.
Гарри поднялся со своего места и прошел к подиуму.
- Мистер Поттер, сейчас я направлю на вас какое-нибудь заклятье, попробуйте его отразить с помощью Щита.
- Хорошо, сэр.
Они разошлись в стороны. Гарри вспомнился тот раз, когда он «сражался» с Малфоем на дуэли на втором курсе. Вот и сейчас этот хорек сидит и ухмыляется, глядя на него…
- Петрификус тоталус!
Гарри, смотрящий на Малфоя, не ожидал этого нападения, но в последний момент успел сориентироваться и крикнул:
- Протего!
Заклятье отразилось и полетело в сторону, сидящих за партами учеников, но долететь ему не удалось. Заклятье исчезло, достигнув края подиума.
- Все видели как можно отразить несложное заклятье с помощью Протего, - профессор даже не указал на то, что он использовал заклинание не предупредив ученика.
«Наверное, это в порядке вещей у авроров. Вот он и переносит тот опыт на учеников», - эта мысль посетила голову Гарри.
- Садитесь, мистер Поттер. Так кто хочет еще попробовать? Хорошо, будем спрашивать по списку…

* * *
Остаток дня прошел не лучшим образом. Зелья прошли как обычно: Снейп осыпал гриффиндорцев своими саркастическими замечаниями и отнимал баллы, слизеринцы наглели и издевались – ничего нового. Хотя кое-что новое всё же было – Гарри снова сидел отдельно от Рона и Гермионы. Причем на первой парте – прямо перед Снейпом. Что же могло быть хуже? А ничего… или почти ничего. Рядом с Гарри сел Невилл, желая поддержать его. Но, впрочем, это оказалось не так уж страшно. Кажется, что летом Невилл действительно поднаторел в зельях, и вместе им удалось сварить вполне сносное зелье.
На Прорицаниях профессор Трелони начала обсуждать с учениками предсказания с помощью карт «Таро».
- История Таро уходит своими корнями во времена Египетских пирамид. Наиболее древние источники о картах «Таро» принадлежат египетским и зороастрийским жрецам, то есть III-V тысячелетию до нашей эры…
Гарри, слушая эту нудную лекцию, вспоминал, как раньше они с Роном пропускали всю эту чушь мимо ушей, а сейчас…
«И зачем я выбрал этот ужасный предмет. Из-за Рона, - ответил тут же он. – Пошел бы на что-нибудь более полезное. Да хотя бы на ту же Арифмантику…»
- Глубокое знание «Таро» базируется на знаниях астрологии. Ведь каждая карта связана с планетами и знаками Зодиака. Именно поэтому знаменитые предсказатели могли по картам говорить и описывать внешность, характер людей, с которыми вам придется сталкиваться и даже день, час, когда вам суждено их встретить. Что ж, прочитайте параграф, а потом мы попробуем вместе сделать расклад.
Гарри посмотрел на параграф, пропечатанный мелким шрифтом, и его угнетенность только возросла. Но глаза побежали по строчкам:
«Полная колода карт "Таро" включает в себя 78 карт. Эти 78 карт делятся на 22 старших священных Аркана (лат. arcanum "тайна") и 56 младших Арканов. Если 22 старших Аркана говорят о внутренней жизни и скрытых законах нашего существования, то 56 младших карт соответствуют внешней (проявленной) стороне нашей жизни. И событийный срез, наиболее интересный для нас (хотя он и второстепенный), делается с помощью младших Арканов…»
В конце занятия профессор Трелони показала им, как сделать правильный расклад, в котором, как обычно, присутствовало предсказание смерти. Домашним заданием был это же расклад, но сделанный самостоятельно на ближайшую неделю.
Вечером, делая домашнее задание по Зельям - сочинение о зелье, изменяющем цвет кожи на свиток длиной метр, - Гарри постоянно ловил на себе полные ненависти и презрения взгляды бывших друзей. Впрочем, отвечать им он не собирался. Хотят его ненавидеть – пожалуйста. «Я вам ничего плохого не сделал. И если вы вдруг захотели уничтожить нашу дружбу, то ваше право. Не спорю, мне тяжело, но я смогу это пережить», - юноша, в который раз, успокаивал себя, примиряясь с действительностью. Он твердо решил для себя игнорировать это отношение. Но все решения давались с большим трудом.
Гарри бросил взгляд на учебник по Предсказаниям. На нем было написано: «Судьба. Как повернется Ваша жизнь?»
Действительно, как?

Глава 10. Новые друзья, новые враги…

«Занятная шутка, Джон,… , ведь ты, похоже, совсем не боишься нового, а если и опасаешься, то гораздо меньше, чем любой из тех, кого я встречал за десять тысяч лет». / «Чайка Джонатан Ливингстон», Ричард Бах./

* * *
Прошла всего лишь неделя после начала учебы, но новоиспечённые пятикурсники уже стонали от обилия домашних работ и заданий. У всех сложилось впечатление, что преподаватели в этом году будут требовать намного больше, чем раньше. Все, как один, твердили, что СОВ – это один из важнейших экзаменов в жизни волшебника. Это ступень к будущей профессии, поэтому от того, как волшебник сдаст этот экзамен, зависит выбор дальнейшего обучения. Этого оказалось достаточно, чтобы взвалить на плечи юных магов непосильную ношу в виде огромнейших самостоятельных заданий.
Гарри уже смог прочувствовать, что для новых, более сложных заклинаний требовалось гораздо больше магических сил, чем раньше, впрочем, это не делало уроки менее интересными. Скорее наоборот – влекло.
Всю неделю Гарри был так занят, что у него практически не было сил обращать внимание на что-то, не имеющее к его целям какого-либо отношения. А цели у Мальчика-Который-Выжил были грандиозные. Гарри нашел в библиотеке несколько потрепанных книг по анимагии. Их изучение отнимало кучу сил и времени, так что Гарри иногда не успевал сделать уроки, но, помня данное самому себе обещание, старался не допускать такого отношения к учебе. Он твердо решил, что за выходные наверстает упущенное …
И вот сейчас Гарри сидел перед раскладом карт «Таро» и думал: что же это может значить? Значение карт он уже успел выучить, но, скажите, как можно связать аркан «Умеренность», который означает «Терпение, самоконтроль, готовность учиться взаимопониманию», и «Шут» - «Неизбежные ошибки, вызванные нашим собственным (часто намеренным) невежеством. Полное безрассудство». Гарри этого не знал, поэтому решил заняться старым добрым методом предсказаний. В итоге, через полчаса у него перед глазами лежало неплохое объяснение расклада с большим количеством бед, предвещаемых самому себе.
«Ну, вот и все. Теперь можно почитать Анимагию», - подумал Гарри и оглядел гостиную: многие из студентов уже давно бросили заниматься и просто разговаривали. Как же ему не хватало этих разговоров перед камином! Гарри с самим собой старался всегда быть честным, и этот случай не исключение. Конечно, он старался не обращать внимания на презрительные взгляды Гермионы и полные ненависти взгляды Рона, но это было очень сложно сделать. Каждый раз Гарри успокаивал себя, говорил, что просто не надо обращать на это внимание! Но как быть с желанием дать Рону по его длинному носу или сказать Гермионе все, что он думает о ее прищурах, направленных на известного мальчика …. Гарри долго сидел так, все больше и больше углубляясь в свои мрачные мысли, пока громкие голоса однокурсников не вывели его из этого состояния.
- Ух, ты! В следующие выходные будет консультация по выбору профессии, - Симус громко воскликнул, читая только что появившееся на доске объявлений сообщение. Около него стояло еще несколько человек.
Гарри решил, что уж это, в отличие от, скажем, Прорицаний, достойно его внимания. Он поднялся со своего кресла и подошел к группе одноклассников. Через плечо Симуса он прочитал:

Вниманию пятикурсников Гриффиндора!
В следующие выходные состоится консультация по выбору профессии!
Всем необходимо подойти в указанное рядом с вашей фамилией время к кабинету Трансфигурации. На консультации будет присутствовать несколько человек: деканы ваших факультетов, а также директор школы.
Ваш выбор будет оценен в соответствии с вашими возможностями. Также вам будут даны ответы на все интересующие вас вопросы. В том случае, если вам сложно выбрать, декан поможет с ответом.
Так же будут составлены списки предметов для дальнейшего изучения. Это поможет вам на шестом году обучения. Кроме того, преподаватели получат списки тех, кто продолжит изучать их предметы.

Подпись: заместитель директора,
профессор МакГонагалл.

Гарри долго смотрел на объявление. «Выбор профессии? Но я не имею даже малейшего понятия, что буду делать после Хогвартса». Юноша отошел от стенда и сел в кресло.
- Привет, Гарри, - напротив сел Невилл. – Выбор профессии, ужас!! Представляешь, там будет Снейп. А как я при нем скажу, что хочу быть целителем? Там же Зелья нужны. Да он меня после этого заживо съест… – отчаяние Невилла, показалось Гарри надуманным: он-то вообще не знал, что сказать.
- Невилл, ты хоть что-то можешь сказать, а я не имею ни малейшего представления, чем буду заниматься после Хогвартса.
- Как? Ты же просто отлично играешь в квиддич…
- Нет, профессионально заниматься квиддичем я не хочу. Одно дело - играть ради удовольствия, а другое - жить ради игры. Разница большая. А я не хочу всю оставшуюся жизнь уклоняться от бладжеров и искать снитч. В мире есть и более важные вещи, чем квиддич, - Гарри грустно посмотрел на огонь в камине гостиной.
Невилл с сочувствием взглянул на однокурсника:
- У тебя хорошие оценки по ЗОТС, может…
- Стать аврором. Нет, раньше я действительно испытывал уважение к этой профессии, но после событий лета… - Гарри замолчал. Он вспомнил, как летом Невилл произносил пылкую речь в его защиту. Кажется, что мистер Долгопупс подумал о том же, так как на его щеках вспыхнул яркий румянец.
- Я не знаю, что тебе посоветовать. В любом случае, ты неплохо учишься по основным предметам, поэтому можешь себе позволить принять решение позже.
- Может быть, Невилл, но от меня всегда ждут чего-то большего чем от других учеников, поэтому такой ответ не оправдает их ожиданий. Я до сих пор не определился. Я вообще до этого лета об этом не задумывался. Да что там говорить – я имею очень маленькое представление, ЧЕМ вообще занимаются волшебники после Хогвартса. Я имею лишь обрывочную информацию по этому вопросу, сужу об этом на примере семьи Уизли.
- Гарри, да не волнуйся ты так. Заняться тебе всегда будет чем, поверь мне. Есть множество вариантов: можно работать в Министерстве – только там нужно уметь пробиваться, иначе ты так и останешься навсегда мелким служащим. Там во многих случаях не нужны магические умения. Не всегда, конечно, но… Или… О, можно пойти в ученые, разрабатывать там всякие новые заклинания, усовершенствовать старые,… хотя опять же там нужна Нумерология и Арифманика, а ты этим не занимаешь. А с животными ты работать не хочешь?
- Нет, Невилл, ни малейшего желания. Я как вспомню соплохвостов Хагрида, так... – Гарри скривился и посмотрел на Невилла – у того выражение лица было немногим лучше.
- Ну, почему ты сразу о плохом? Есть множество других более симпатичных магических существ. Единороги, драконы, грифоны и гриппогрифы, а фениксы?
- Ты прав, Невилл, но желания нет.
- Да, а ты вообще чего хочешь сам?
- Вот в этом-то и проблема, что я не определился. Хотя…
Гарри замялся, он вдруг подумал, что открывает свои чувства Невиллу, а после того, как друзья отвергли его, юноша не желал, чтобы кто-то знал о нем больше, чем того требовала обычная вежливость. С другой стороны, ему нужно было кому-то об этом рассказать, поделиться, а Невилл был не хуже других, а, может быть, даже лучше. Он, по крайней мере, был честным и открытым… и не престал с ним общаться после суда, да и на самом слушанье защищал Мальчика-Корый-Выжил.
– Понимаешь, хотелось бы помогать людям, нести что-то светлое. Но сейчас война, и мне все равно нельзя будет заниматься тем, чем я хочу. Я ведь Гарри Поттер, закончить эту войну мой долг. Да и никто из служителей Темного Лорда теперь не оставит меня в покое, так же как и он сам…
- Все образуется, Гарри. По другому просто не может быть, - Невилл спокойно смотрел в глаза Гарри. Он верил в него, просто верил. Ничего не требуя, не прося, но надеясь…
- Спасибо, - другие слова здесь не требовались.

* * *
- Мистер Поттер, вы не могли бы обратить внимание на меня. Вы все время смотрите в окно. Там есть что-то более важное, чем тема нашего урока?
Гарри перевел взгляд на преподавателя защиты от Темных искусств – тот уже который раз цеплялся к нему на этом уроке. Вот и сейчас нашел глупую «прицепку». Спрашивается, почему нельзя ученику во время урока смотреть в окно? Он же делает все во время. «Вот черт, прямо Снейп-2. хотя ему до Снейпа еще далеко. Тот хотя бы находит более или менее приличные причины для моего наказания. Этот же… Фантазии у него похоже совсем нет… Хорошо хоть предмет свой знает. Интересно, почему он меня настолько не жалует? Вроде ничего плохого я ему не делал», - Гарри поддавался своим не слишком веселым мыслям.
- Мне придется наказать вас, мистер Поттер. После уроков зайдите ко мне, – профессор Джордан неприязненно посмотрел на юношу.
«Ха, вот и еще одно различие. Снейп предпочитает снимать баллы с Гриффиндора, а этот наказывать физической работой…»
- Продолжим. Использование Щита Доргуса не требует больших затрат силы. Во-первых, потому что Щит исчезает после первого же попадания в него чужеродного заклинания. Во-вторых, он не может разрушить заклятья волшебника большей силы, в этом случае заклинание свободно проникает сквозь щит, разрушая его…

* * *
«Ужасный урок… хотя, нет, не урок, а преподаватель…»
Гарри шел на урок Зелий, размышляя о своей печальной судьбе.
- Эй, Поттер, что нос-то повесил. Классный препод, правда? Интересно, что ты ему уже успел сделать? Уж сильно он на тебя взъелся.
Гарри попытался не обращать внимания на слизеринца, однако Малфой, как всегда не понял, что с ним не хотят общаться.
- Ах, Поттер, ты же у нас закостенелый преступник, а кому, как не бывшему аврору видеть тебя насквозь? Здорово было бы, чтобы он тебя заколдовал как-нибудь хорошенько. Ну, как бы случайно, - некоторые из слизеринцев противно засмеялись.
Терпение у Гарри было, но не бесконечное, а уж после урока ЗОТС… Он обернулся…
- Ну, конечно, как не тебе это знать. Ты ведь у нас папенькин сыночек, а папенька твой известно какой преступник. Наверное, похлеще меня будет. А, Малфой? – Гарри изобразил на лице ухмылку, постаравшись сделать ее похожей на знаменитую малфоевскую. Похоже, ему это удалось: слизеринец побледнел и вытащил палочку.
- Думаешь, ты самый умный? – до Гарри донесся тихий шепот. Юноша тоже решил достать палочку.
- А я действительно самый умный, - передразнил он Малфоя таким же тихим шепотом.
Слизеринец побледнел еще больше, хотя, казалось, что это уже невозможно.
- Ах, так? Петрификус тоталус! – выпущенное заклинание полетело к Гарри, но юноша был готов к такому повороту.
- Эрглос! – применил он заклинание Щита Доргуса. Полупрозрачная дымка встала на пути выпущенного Малфоем проклятья. Еще миг, и щит разрушил заклинание.
- Гарри Поттер, минус десять баллов с Гриффиндора за использование магии в коридоре Школы, - голос Гермионы Грейнжер пронесся над подземельем. – Драко Малфой, вопрос о вашем поведении будет поднят завтра на собрании старост.
Гарри обернулся и посмотрел на свою бывшую подругу. Она строго и презрительно смотрела на них обоих. За ее спиной стоял Рон и глупо ухмылялся: было видно, что эта ситуация приносит ему большое удовольствие.
«Что ж, еще одно доказательство, что они решили окончательно разрушить нашу дружбу», - Гарри изобразил на лице ледяное спокойствие. – «Постараемся игнорировать такое отношение».
- Хорошо, мисс Грейнжер. Признаю, я поступил некорректно по отношению к однокурснику. Даю торжественное обещание, что постараюсь больше не допускать таких эксцессов, - шутовской поклон дополнил слова Гарри. – Теперь, если вы не возражаете, я пойду на урок.
Сердце Гарри болезненно сжалось – он не хотел говорить таких слов пусть и бывшей, но подруге. Это произошло автоматически: лето, проведенное в обществе зеркала, давало свои плоды. Первый «закон» зеркала Блэков: «не допускать унижения своего достоинства». Гарри прошел мимо бывших друзей, на лицах которых сейчас отразилось удивление и, как показалось Гарри, страх.
«Что же со мной происходит? Неужели я становлюсь похожим на Малфоя с его постоянными ухмылками, усмешками и издевательствами? Нет, это невозможно. Что же происходит?» - томимый внутренними муками, Гарри не заметил, как дошел до кабинета Зелий. Урок также прошел для Гарри словно в дыму: он не обратил внимании на Невилла, севшего рядом, не слышал язвительных замечаний профессора Снейпа и… сварил прекрасное Успокаивающее Зелье, чем удивил всех в классе. Конечно, Самый-Ненавистый-Учитель-Мальчика-Который-Выжил не смог пропустить такое событие и ответил язвительной репликой:
- Мистер Поттер, вы случайно не применяете никаких зелий по улучшению деятельности мозга? У меня появились подозрения, что вы занимаетесь этим вместе с Долгопупсом – он тоже уже второй урок просто блещет знаниями по моему предмету, - Невилл покрылся красными пятнами от таких слов, но смог твердо посмотреть глаза профессору. А Гарри… Гарри ничего не видел, не слышал, и не замечал.

* * *
Шок от осознания своей язвительности и подлости по отношению к Гермионе действовал на юношу до самого вечера. Очнувшись от своих мыслей только в гостиной Гриффиндора после того, как Невилл обратился к нему с какой-то просьбой,
Гарри бессмысленно смотрел на однокашника несколько минут, потом, опомнившись, переспросил:
- Что, Невилл?
- Я спросил тебя: не хочешь ли ты попрактиковаться в накладывании чар наложения шины, которые мы проходили на прошлом уроке Лечебной Магии? Профессор Фигг завтра начнет опрос с этого заклинания.
- Да, конечно, Невилл. Я сегодня немного не в себе…

* * *
Еще одна учебная неделя пролетела незаметно.
Гарри старался меньше общаться с одноклассниками, так как не был уверен, что не сорвется на них. Все-таки разрыв с друзьями отразился на нем сильнее, чем могло показаться на первый взгляд. Свою лепту внесло и зеркало Блэков, которое отличалось оригинальностью взглядов на жизнь и умением убеждать в своей правоте. Да, и анонимные письма… Гарри уже не знал, кому верить, а кому нет. Он был угнетен и растерян… Единственный, с кем Гарри чувствовал себя свободно от своих предрассудков был, как ни странно, Невилл. От парня исходили волны доброты и участия, словно только он мог понять и помочь… Гарри не знал, что это может значить, точнее он даже не задумывался о том, что все последние дни рядом с ним находится Невилл.
Впрочем, частенько к ним присоединялась Джинни. Как бы ненароком она просила Гарри разъяснить ей то ЗОТС, то Чары, то, что было особенно странно, зелья. Гарри помогал, хотя у него были сильные подозрения относительно искренности юной Уизли.
Еще одной проблемой стало изучение анимагии и чтение книги Слизерина. Да, он их заколдовал, но пора было переходить к практике. Только где и как? Не в гостиной Гриффиндора это точно. Смешно даже подумать об этом. Гарри решил отложить эту проблему. Сейчас у него были другие, например, что сказать профессору МакГонагалл о выборе профессии. Он до сих пор не мог ничего придумать, хотя за эту неделю он прослушал больше вариантов, чем за всю предыдущую жизнь. Он даже написал письма Сириусу и Ремусу, которые выслали ему кучу вариантов: от аврора до преподавателя школы Хогвартс. Сириус даже попробовал пошутить: «Министр Магии – как тебе это, Гарри? Идеальный вариант…»

* * *
Суббота наступила, пожалуй, слишком быстро. Завтрак прошел еще быстрее… Время, казалось, решило, что пора догонять жизнь, а может, и перегнать…
И вот юноша уже стоит около дверей кабинета декана. Стук. Строгий голос профессора МакГонагалл:
- Прошу, – Гарри вошел.
- Здравствуйте.
- Проходите, мистер Поттер, садитесь.
Гарри прошел к стулу, который стоял рядом со столом профессора. Мальчик сел и огляделся. Учительский стол был увеличен для того чтобы вместить всех преподавателей. Снейп сидел с таким выражением лица, которое будто говорило: «Будь моя воля, меня бы здесь не было».
Пожалуй, единственными, кому происходящее доставляло удовольствие были директор и профессор Флитвик. Первый сиял, как новогодняя елка, а второй…
- Мистер Поттер, вы пришли, чтобы обсудить ваше дальнейшее обучение в соответствии с выбранной вами профессией. У вас есть какие-нибудь наметки?
Гарри посмотрел на своего декана и… вздохнул. Что он мог сказать? Ничего путного в голову не приходило. В голову лезли только слова Невилла: «…там будет Снейп. А как я при нем скажу, что хочу быть целителем? Там же Зелья нужны». Гарри взглянул на Снейпа – тот противно ухмылялся, словно говоря: «Что, Поттер? Известность это еще не все!»
«Ах, так? Хорошо…»
- Я думал о целительстве, профессор.
Все преподаватели, как один, удивленно смотрели на юношу. А на лице декана Слизерина застыла маска потрясения. Похоже, они ожидали от него несколько иного.
- М-м, хорошо, мистер Поттер. Для этого вам нужно набрать пять СОВ: Зелья, Гербология, Трансфигурация, Чары, ЗОТС. У вас будет увеличено количество часов по этим предметам для того, чтобы вы смогли хорошо сдать экзамены. Хотя выбор удивляет меня, мистер Поттер. Я думала, что вы выберете профессию с профилирующим предметом ЗОТС. Я вам советую пересмотреть свой выбор.
- Я подумаю, профессор. А скажите, пожалуйста, кто еще сдал такой же выбор?
- Почему это вас так интересует? Но ответить я могу. Из гриффиндорцев: Гермиона Грейнджер и Невилл Долгопупс, пока больше никто не высказал такого желания.
«Гермиона?...»
- Что ж, мистер Поттер, вы свободны.
- До свидания.
Гарри ушел.
- Странный выбор. Очень странный. Я не думаю, что Гарри сможет работать в клинике. Он - человек действия. Что ж, у него еще достаточно времени для раздумий, - голос профессора МакГонагалл звучал растерянно.
- Что вы, Минерва. У Лили были прекрасные наклонности к целительству, несмотря на магловское происхождение. Думается, что Гарри мог бы унаследовать этот дар. За него не стоит беспокоиться. Способности у него есть, – Дамблдор беспечно улыбнулся.
А профессор Снейп презрительно хмыкнул.

Глава 11. Проблемы, проблемы…


6632431932642599.html
6632486053345520.html
    PR.RU™